Тот, кто фокусируется на "жертве", в итоге приходит к бессилию и паразитизму – психолог

Тот, кто фокусируется на «жертве», в итоге приходит к бессилию и паразитизму – психолог

Выскажусь немного о жертве и ее ответственности.

Вообще когда звучит фраза «ответственность жертвы», обычно начинается вербальная бойня. Уж слишком часто и люто народ воюет за то, как допустимо относиться к жертвам насилия, при этом каждый в эти понятия вкладывает свои значения, а потому не слышат друг друга, только выплескивают злость. Поэтому многие автоматически воспринимают именно этот контекст. Но сейчас я подразумеваю другой.

Ведь понятие «жертва» имеет более широкое значение. Это не только тот, кто однажды пострадал, но и тот, кто страдает постоянно, причем далеко не всегда от человека или какого-то события. Это также и тот, кто страдает из-за неспособности справляться с теми или иными жизненными трудностями. Часто же можно услышать, например, «жертва обстоятельств». Как правило, люди произносят эту фразу с насмешкой, подразумевая, скорее, безволие. Но звучат еще и «жертва алкоголизма», «жертва порнозависимости», я даже слышал «жертва прокрастинации».

Читайте также: Постоянное сосредоточение на своей жизни превращает ее в ад – психолог

Мне сложно представить, как порноролики нападают на человека и наносят ему раны. Или как откладывание дел причиняет увечья. Но мне легко понять, как человек снимает с себя ответственность и превращается в пассивного беззащитного терпилу. Очень многие из этого даже умудряются получить выгоды. Например, жаление и помощь – от тех, кто хронически хочет кого-то жалеть и кому-то помогать. Так становятся психологическими, а то и конкретно физическими паразитами.

Так получаются 40-летние жертвы маминой гиперопеки, неспособные снять отдельную квартиру. Так получаются жертвы наркомании, которые ради очередной дозы идут грабить. Так получаются соседи, клянчащие сотую сотню в долг. Так получаются избиратели, верящие в «доллар по восемь». Вообще в том, чтобы не нести ответственности, много выгод: так жить легко и ненапряжно.

Вот почему я не люблю страсть людей находить себе диагнозы. Ведь диагноз звучит как вердикт. Как приговор, отменить который может только некий вышестоящий обладатель власти. Тот же доктор. Или какой-нибудь другой всемогущий гуру. Или Бог, судьба, обстоятельства. То есть, возможность на что-то повлиять, если таковая и есть, принадлежит какому-то внешнему объекту. У самого же себя силы что-то менять нет.

Но нет потому, что человек снимает с себя ответственность. Тогда он вычеркивает себя из ситуации, которая с ним происходит. А значит, обесценивает свои возможности. «Меня воспитали, что нужно заботиться о муже», – грустно вздыхает девушка и опускает плечи. Она выглядит бессильной, она и переживает себя бессильной перед установками, которые ей впихнули родители. «Я ничего с этим не могу поделать», – выносит себе вердикт девушка. По факту она соглашается, что является жертвой воспитания.

Или парень узнает в интернете, что прокрастинация – это такое новое психическое расстройство, ставит себе диагноз, приходит и говорит: «Излечите меня от него». Звучит так, будто я, подобно шаману, должен выгнать из него дух прокрастинации. Или показать ритуалы, которые выгонят этот дух. Ответственность за то, что с ним происходит, парень перекладывает на некий термин и специалиста, который якобы должен уметь с этим справляться. По факту парень признает себя жертвой прокрастинации.

В таких случаях шансы что-то изменить мизерны. Даже если вышеуказанной девушке дать новое воспитание, она все равно будет зависеть от установок, только иных. Покуда она не возьмет ответственность на свою жизнь, она останется жертвой. Точно так же и с парнем из предыдущего абзаца – даже если кто-то излечит его от “прокрастинации”, он найдет иной способ оказаться беспомощным, даже более вычурный.

Вот почему я отмахиваюсь от диагнозов, которые произносят о себе клиенты – диагноз только усиливает невроз. Но мне интересны сами личности, их участие и вклад в ситуации, в которых они оказались. И я приглашаю искать те точки, в которых клиент что-то может менять. Где он сможет сделать сознательный выбор. Тогда клиент возвращает себе ресурсы, которые неосознанно обесценил: силу и волю. А с этим набором вместо пассивной жертвы можно быть активным деятелем.

Читайте также: Нас не навчили, що «Я не знаю» – це часто єдина нормальна відповідь і здорова реакція на ситуацію

Пусть даже простор для выбора совсем невелик, но ощущение своей возможности его делать намного меняет ощущение жизни. Вот почему заключенный Сократ, выбравший не сбежать из камеры, а выполнить приговор себе, последние минуты жизни прожил намного качественнее, чем нынешний стартапер, в дорогом коворкинге страдающий от прокрастинации.

Но для этого нужна ответственность, как бы это слово ни пугало. Сама фраза «ответственность жертвы» становится абсурдной, поскольку там, где есть ответственность, уже не может быть жертвы. И наоборот: где есть жертва, там нет ответственности. Другое дело, что разные люди сосредотачиваются на разных понятиях. Но кто ищет «ответственность», тот находит изменения. А кто фокусируется на «жертве», тот в итоге приходит к бессилию и паразитизму.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.